«АЛЕКСАНДР ЗИНОВЬЕВ»

      Региональный общественный фонд проектов развития институтов гражданского общества

 

Наш адрес

119234 г.Москва, Ленинские горы, д.1, корп.И, 1-й этаж,
Творческое наследие Александра Зиновьева

 

Email

info@azfund.ru
zinoviev_foundation@mail.ru

 

Телефон

+7 963 602 83 60

"Надо помнить, что у тебя одна Родина..."

Перед началом вторых "Литературных Зиновьевских чтений", приуроченных к 150-летию со дня рождения Максима Горького, корреспондент "РГ" встретилась с сопредседателем Зиновьевского клуба МИА "Россия сегодня", действительным членом Международной Славянской академии наук Ольгой Зиновьевой.

Она рассказала об отношении мужа к Горькому, о том, как принималось решение опубликовать "Зияющие высоты" и его последствиях. В беседе приняли участие лауреат "Литературной премии" Биографического института Александра Зиновьева Михаил Фридман и замруководителя грантового проекта "Историко-культурный нижегородский клуб имени митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая (Кутепова)" по науке Алексей Дьяконов.

"Приватизировал" Горького

Три настолько разных имени - Максим Горький, Александр Зиновьев и митрополит Николай - оказываются взаимосвязаны. Как это объяснить?

Ольга Зиновьева: В этом мире есть признанные авторитеты. Я - часть этого мира и хочу в мире жить с ним: найти пути взаимопонимания, точки соприкосновения. Когда мы не по своей воле оказались в Европе, муж дружил с австрийским кардиналом Францем Кенигом. Встречался с итальянским кардиналом Джанфранко Равази. В нашем доме был представлен весь мир...

Алексей пригласил меня в Нижний, когда здесь проходил Всероссийский философский конгресс. Я проводила круглый стол, посвященный Александру Александровичу. Интерес у участников вызвала особенная глубина мысли Зиновьева и человечность. Он - человек мира. Философ, мыслитель, думатель, который разговаривал со всеми.

Алексей Дьяконов: Митрополит Николай тоже образец человечности. Он был близок всем, кто с ним общался. Он тоже человек мира.

Клуб имени митрополита Николая - площадка, где могут соединиться люди совершенно несовместимые. Владыка на церковные праздники собирал у себя людей, которые в другой ситуации никогда бы не сели за один стол.

Ольга Зиновьева: По этому же принципу проходили наши журфиксы в Мюнхене, где встречались самые разные люди. Для нас не существовало сословности в отношениях.

Алексей Дьяконов: Решающую роль играет сила личности. Мы говорим о трех сильных личностях, которые каждый в своей эпохе могли объединить людей в каком-то определенном контексте.

А как, кстати, Александр Зиновьев к Горькому относился?

Ольга Зиновьева: Как к собственности. Он делил писателей, художников, музыкантов, композиторов, ученых, архитекторов на своих и не своих. Свои - это те, чей авторитет, знания, уровень творчества он принимает. Горький, Чехов, Салтыков-Щедрин - свои. Петров-Водкин - свой художник.

Предсказал трагическую судьбу Сирии

В Нижнем Новгороде Максим Горький вместе с Валерием Чкаловым и Козьмой Мининым вошел в тройку лидеров акции по присвоению имен великих людей аэропортам. Вы бы за кого проголосовали?

Ольга Зиновьева: Как вдова участника Великой Отечественной войны, летчика-штурмовика я должна была бы сказать "Чкалов". Но Горький - фигура, которая придала городу особое литературное узнавание.

Михаил Фридман: Выбор имени должен быть связан не с популярностью личности, а с исторической потребностью. Сравнивать Горького, Чкалова, Серафима Саровского - это как сопоставлять квадратное с красным.

У Зиновьева в книге "Русская трагедия" патриотизм определяется наличием врага...

Ольга Зиновьева: Это естественно. Только перед лицом опасности либо трагедии, которая грозит стране, возникает эта защитная реакция - патриотизм. Он - оберег нашей страны, явление российской культуры, самобытности. С таким понятием в Германии, Франции, Италии мы не сталкивались. Когда нас выставили из СССР, мы летали по всему миру, и нас везде воспринимали как посланников Советского Союза, в высоком звании посла - посла культуры, науки. Никогда нам в голову не приходило сказать что-то плохое в адрес Родины. Не страна к нам повернулась спиной, а люди, принявшие высокое решение от ее имени.

В Германии этого не понимали. Немцы говорили: "Мы не можем быть патриотами, гордиться Германией. Называя себя немцем, ты в глазах обывателей превращаешься в фашиста".

Александр Александрович делился своими мыслями о будущем России?

Ольга Зиновьева: В 1999 году, когда он принял решение вернуться на Родину, она была уже сильно другой: нас выставили из СССР, а возвращались мы в Россию. Но муж сказал: "Моя страна в опасности". Бомбардировки Югославии он назвал сюжетом, который разрабатывается для будущего нашей страны: вначале будут Сирия, страны Ближнего Востока, а потом - Россия. В этой ситуации, говорит, я не могу оставаться безучастным.

Зияющая пустота одиночества

Решение о публикации "Зияющих высот" вы принимали вместе? Сомнения возникали?

Ольга Зиновьева: Нет. Сразу было понятно, что речь идет о грандиозном произведении. Книгу мы кусками отправляли на Запад, понимая: ей не уцелеть, останься она в Москве. И когда поставили последнюю точку, получили предложение от швейцарского издателя Владимира Дмитриевича опубликовать книгу. Сан Саныч сказал: "Решение должна принимать ты. Мы вместе работали над книгой. А ты молодая. У тебя маленький ребенок. Я прожил свою страшную жизнь - богатую, яркую, драматичную. Ты прекрасно понимаешь, что последует за твоим решением ее публиковать".

Я его спросила: "Ты сможешь жить после того, как уже поставлена последняя точка и ты знаешь, что есть такая рукопись, но нет книги?" "Нет, конечно", - ответил он...

Его изгоняют из Института философии, лишают степеней и званий, воинских наград, гвардии капитана штурмовой авиации разжалуют в рядовые, нам срезают телефон... Мы оказываемся перед бездонной пропастью одиночества. Друзья, знакомые, ученики, коллеги на общем собрании в институте единогласно предали Зиновьева анафеме. И кто-то кричал: "Да расстрелять его мало!"

До того он входил в тройку ведущих логиков мира. А тут одной книгой сразу вступил в эпоху вечности - такого ревнивые друзья и коллеги простить не могли.

Что спасло Александру Александровичу жизнь при первом покушении на него?

Ольга Зиновьева: Он возвращался с интервью в агентстве "Рейтер". В условленное время подъехала машина. Он был стремительный, взлетал. И должен был уже взбежать и оказаться у двери. Вдруг слышу за ней какую-то возню. Открываю и вижу: верзила, изображающий пьяного, душит Зиновьева. Сан Саныч занимался боксом, мог дать отпор. Но там был "шкаф"!

Я на кухню - что бы такое взять оборонное: ножи, огромная латунная ступа... Хватаю из нее тяжеленный пестик, несусь обратно. Замахиваюсь, чтобы ударить амбала по голове, но не могу - боюсь убить человека... Попала в ключицу. Хруст костей, его рука упала плетью. "Пьяный" поворачивается и трезво говорит мне: "Во дает!" И спускается по лестнице. Из любопытства заглядываю вниз, а там группа товарищей...

В конце июля 1978-го нас вызвали в ОВИР. И человек с редкой фамилией Иванов, не глядя на нас, сунул нам паспорта на выезд. Открываю - через семь дней мы должны вылетать. Спрашиваю: "А что так срочно?" Он поднимает глаза и говорит: "А то вы всех наших агентов изуродуете".

Ключевой вопрос
Какой должна быть национальная идея страны?

Ольга Зиновьева: Идея национальной идеи... Не понимаю, что мы ищем. У нас есть наша страна, русский народ. Это и есть национальная идея. Благополучие, благосостояние, перспектива, развитие, будущее, защита наших границ. Надо помнить, что у тебя одна-единственная Родина, один-единственный народ, которому ты принадлежишь.

Досье "РГ"

Александр Александрович Зиновьев (29 октября 1922 - 10 мая 2006) - писатель, философ, публицист. Доктор философских наук. Академик. Автор около 40 книг. Единственный российский лауреат премии Алексиса де Токвиля. С 1940 по 1946 год служил в армии и участвовал в боях Великой Отечественной войны.

С июня 1941 года обучался в летной школе Орши (Белоруссия), которую в том же году эвакуировали в Горький, разместив в Тобольских казармах на Ворошиловском шоссе (ныне проспект Гагарина).

Мировую известность получил после публикации сатирического романа "Зияющие высоты". В 1978-м вместе с семьей выслан из страны и лишен советского гражданства. На Родину вернулся в 1999-м.

«Российская газета», 29.11.2018
Текст: Светлана Медведева (Нижний Новгород)
Фото: Антон Денисов/ТАСС и Илья Сергеев/РГ

Региональный общественный фонд проектов развития институтов гражданского общества «АЛЕКСАНДР ЗИНОВЬЕВ» является не имеющим членства общественным объединением, которое занимается поддержкой и реализацией гуманитарных проектов, способствующих сплоченности общества на принципах просвещения, патриотизма, культуры, уважения к богатому историческому прошлому России.

 

Please publish modules in offcanvas position.